Հայերեն
English
Azəricə
Deutsch
Русский
Français


НОВОСТИ В СОЦСЕТИ

facebook twitter youtube



ПАРТНЕРЫ

The Armenian Genocide Museum

Open Armenia


OLD VERSION xocali.net



Аяз Муталибов: Я гуманист. В душе

Плод, извлеченный из распоротого чрева матери

«Я ГУМАНИСТ. В ДУШЕ»,- говорит о себе экс-президент Азербайджана
Чехословацкий журналист ДАНА МАЗАЛОВА занимается проблемами Закавказья уже 10 лет. Ей единственной через месяц после своей отставки дал эксклюзивное интервью АЯЗ МУТА- ЛИБОВ. Она в свою очередь предложила его «Независимой газете».

—  Как Вы себя чувствуете?
— Сейчас — нормально, хотя первое время после сессии говорили, что мне плохо.

— Что стало причиной вашей отставки?
—- Моя отставка была вынужденной — я и не думал уходить, но, поняв, что все было как следует отрежиссированно и правые с левыми сомкнулись против президента, решил не идти на конфронтацию. Хотя у меня были для этого законные возможности (и мир бы меня поддержал, потому что я конституционный президент, избранный на всенародном голосовании).
Мне кажется, что тем самым был нанесен ущерб имиджу Азербайджана, хотя мы показали, что резко отличаемся в этом плане от Грузии. Да, в президентском окружении, как при любом «королевском дворе», было множество интриг. Но моей задачей было, показав легитимность власти, вывести Азербайджан в международное сообщество. Настроения на Западе не в пользу того, что случилось. Теперь в Азербайджане нет признанной личности, в то время как за последние полгода в результате моих скромных международных усилий был сформирован политический образ, который, пусть это не прозвучит нескромно, был замечен. А теперь ко мне приходят и спрашивают — с кем здесь иметь дело? А я не знаю, у кого что теперь в голове. У меня была четко выстроенная программа, а какая у них? А мои оппоненты почему-то считают этот фактор несущественным. Они играли на нем, чтобы поставить меня в тяжелое положение.
Я понимал геополитическую ситуацию, в которой сегодня находится Азербайджан, знал его место в бывшем Союзе, знал проблемы СНГ. Я выступал за конструктивную и последовательную реализацию независимости, которая не дается сразу, одномоментно. Как политик и экономист, я всегда считал, что если идти напролом и не учитывать жизненных реалий, то и демократия, и достигнутая нами степень независимости могут рухнуть. К сожалению, Народный фронт Азербайджана ставил другую задачу. Они считали, что нам участие в Содружестве абсолютно не нужно, так же как и участие в объединенном командовании вооруженными силами. Это была серьезная ошибка, которая позволила некоторым силам воспользоваться такой позицией Азербайджана и усугубить ситуацию. Мы не Украина — пока что, во всяким случае, и не надо с нею сравниваться. Давайте мы сравним себя с Грузией, с Молдовой. Если бы я не поехал в Алма-Ату, (где, кстати, меня никто не ждал) и не подписал там документы — процесс признания Азербайджана затянулся бы и у нас случилось бы то же, что произошло в соседней Грузии.
Я пытался сбалансировать интересы правых и левых, а теперь на смену режиму коммунистическому приходит режим НФА. Это режим. Это не демократия.
Я с самого начала не признавал этого слова — фронт. Фронт против кого? Это изобретение Горбачева или его идеологов. По экстремизму своему, по форме, по структуре это — коммунистическое, большевистское движение. У них есть опорные ячейки, функционеры — ничего нового, кроме названия, не изобрели. НФА превратился в самое настоящее супернационалистическое движение.
Я в день сессии сделал анализ ошибок, которые мы допустили из-за внутриполитической борьбы за власть. Я предлагал компромисс — коалиционное правительство в соответствии с существующим в Азербайджане статус-кво. Приняв закон о партиях, создав равные условия для политической борьбы, мы сформировали бы новый парламент, распустив старый. И та партия, которая получила бы в нем большинство, сформировала правительство народного доверия.

— Почему они на это не пошли?
— Я не знаю. Допускаю, что боялись не получить у народа большинство. Поэтому и избрали революционный вариант, похожий на румынский: пришли к власти, сместив президента, захватили ключевые позиции и задавили оппозиционеров.

— Возможен был бы здесь грузинский вариант, если бы не было Карабаха?
— Нет. И там тоже не было бы, если бы не Осетия. Это детонирующее устройство, вызывающее напряженность в обществе, моральную депрессию, которая должна иметь какой-то выход. Собак спускают на жертву... А жертва кто? Власть, президент.

— Но, с другой стороны, война отвлекает внимание от внутриполитической обстановки...
— За эти два года я был одним из немногих, которые искренне не желали войны, не нужной нм нам, ни армянам. Я говорил: мы идем по пути самостоятельного развития, нам надо заниматься экономикой. Что мы делаем?! Народные деньги уходят на ветер, мы обескровливаем себя и можем дойти до такой точки, когда снова станем нищими. И тогда кто-то третий придет и скажет: «Я вас спасу».

— Некоторые наблюдатели считают, что после вашей отставки во внутриполитической борьбе в Азербайджане будет использоваться карабахский конфликт и его невозможно будет остановить.
— Эти опасения уместны. НФА обвинял нас в том, что мы не смогли решить карабахский вопрос. Теперь они должны дать гарантии народу в том, что смогут это сделать. Есть два пути: либо более решительные действия (поскольку меня обвиняли в нерешительности), либо компромисс.

— Через СНГ?
— Да. Но они отрицают СНГ. Они отрицают компромиссы. Они против восстановления автономной области в пределах существовавших границ. Тогда остается один путь — воевать до победного конца. Но я все время говорил: мир этого вам не позволит, потому что карабахская проблема уже вышла далеко за пределы Армении и Азербайджана. Мы, взяв на себя обязательства, вошли в ООН и СБСЕ, Армения тоже.
Предположим, что оппозиция примет решение восстановить статус-кво. Тогда она себя дезавуирует и должна будет объяснить народу, почему препятствовала в этом президенту Муталибову. Они сами себя загнали в угол, когда ничего другого не остается, как шмалять. Предположим, они мобилизуют все наши силы. Это может перерасти уже в большую войну, и кто ее выиграет, еще неизвестно, хотя воевать здесь уже никто не хочет .
Если нам удастся одержать победу в Нагорном Карабахе, мы получим новый Карабах в Нахичевани. Когда я бывал там в 90-м году, я говорил нахичеванцам: братья мои, вы там не слушайте, что в Баку говорят. Баку далеко от Армении, а вы рядом, у вас должна быть другая политика.

— Теперь карабахский конфликт достиг той кровавой стадии, когда его очень тяжело остановить. Какое, по вашему мнению, развитие он может получить, если учитывать интересы третьих сторон: Турции, Ирана, России?
— Все сейчас стараются примазаться к этому конфликту и проявляют инициативу, исходя из собственных амбиций. Турция и Иран соперничают по степени влияния на Азербайджан. Россия же, к сожалению, не отреклась от той линии, которая существовала пси Горбачеве. А я полагал, что демократы в России придя к власти, употребят вес свое влияние, чтобы пресечь конфликт, не отдавая его на откуп враждующим сторонам.
А сейчас что может произойти? Наши надеются на то, что чем-то поможет Турция. Но она, исходя из своих политических целей, не будет ввязываться в конфликт из-за Азербайджана. Это не входит в  ее планы. Турция тоже не одинока и входит в блоковую систему. Там есть генеральная линия, экономические завязки, которых она должна придерживаться. Я предупреждал, что развитие карабахского конфликта будет вызывать народные волнения против руководителей страны в самой Турции. К сожалению, так оно и происходит — волнения в Анкаре, Стамбуле, там тоже уже кричат — в отставку. Демирель заявил, что может не считаться с мнением народа, который требует вмешательства. А что это значит в конце XX века?
Не так надо нам это делать. Мы шагнули вперед по пути к независимости, вошли в ООН. Следующий этап — хорошая экономическая программа, приватизация. Остальное приложится. Внутренние проблемы — это второй вопрос. Но эта моя концепция была невыгодна, потому что она правильная и ее понимают массы народа. А где тогда повод для борьбы за власть? Им нужно было либо все, либо ничего.

— Что вы думаете о югославском варианте решения национального конфликта, — республики получают независимость вопреки принципу нерушимости границ — по отношению к Нагорному Карабаху?
— Это мина замедленного действия, которая будет постоянно срабатывать. Это нарушение общепринятых норм, и сторона, считающая себя ущемленной, этого никому никогда не простит. А создавшееся напряжение могут использовать любые силы.
Карабахскую модель можно было бы применить в любом регионе. Первое международное использование опыта Карабаха било в Косово. Сейчас эта модель отрабатывается некоторыми силами в Крыму, который и Россия, и Украина считают своей исконной территорией.

— Ценили ли вы с Тер-Петросяном какие-то качества друг в друге?
— Он воспринимал мою интеллигентность. И я понимал и воспринимал его интеллигентность, его политическую сущность. Многие думали, что у нас не было контактов. Нет, они были. Но я всегда стремился к тому, чтобы определить точку соприкосновения интересов, от которой мы могли бы пойти дальше. Я все время предлагал вместе, без третьих сторон, отрегулировать ситуацию и обеспечить мир — тогда мы оба вошли бы в историю наших народов.

— Что может для мира в Карабахе сделать мировое сообщество? Сюда приезжают комиссии, наблюдатели...
— Международные комиссии должны восстановить статус-кво, приведя ситуацию к исходной точке. Сейчас по решению нашего парламента автономии не существует. Они в свою очередь, образовали НКР, с чем, естественно, нельзя согласиться — это уже выход из Азербайджана. Для достижения компромисса Армения должна официально объявить, что считает аннулированными все решения о присоединении Нагорного Карабаха, независимо от их юридической основы. И наш парламент должен отменить антиконституционное — пока новой конституции нет — решение о роспуске автономии и восстановить ее в прежних пределах. После чего переговоры проведут общины Нагорного Карабаха — армянская и азербайджанская.

— Теперь, когда Союза нет, что вы думаете о роли, которую в карабахском конфликте играют войска СНГ? С одной стороны, говорится о стремлении остановить конфликт. Но с другой — как, например, азербайджанцы смогли «завоевать» предназначенный на случай войны склад ЗакВО в Агдаме, где была такая система контроля, о которой знали только генералы?
— Даже я не знал, что склад взяли и растащили. Но как могли армяне украсть 150 огнеметов? Разложение, знаете ли, разложение. Молчаливое согласие... Я это всегда называл безобразием. Когда от меня требовали создания национальных вооруженных сил, я понимал, что желание и возможности — это совершенно разные вещи. У нас нет легальных источников приобретения оружия. Еще в октябре я официально ставил вопрос перед Шапошниковым и Горбачевым: мы хотим сформировать свои вооруженные силы в пределах 20 тысяч человек. Законно выделяя оружие для национальных сил самообороны, мы отсекаем возможность его стихийного захвата у советской армии, как это имело место в Армении в 1990 году. Я говорил: если вас беспокоит реакция Армении, дайте и им столько же. В мировой практике существует принцип - либо два государства подписывают договор о нейтралитете, либо между ними существует военный паритет. А у нас паритета нет, значит, вы сами подталкиваете нас к грабежу войсковых частей. Я предвидел это.
С одной стороны, было огромное желание сохранить армию во всех республиках, с другой — антиармейские настроения после провозглашения независимости. Раз есть независимость, значит, должна быть независимая армия. Мы бы всегда договорились о ее статусе, продумали юрисдикцию, двойное подчинение, дающее права гласе государства на случай агрессии. Этого тоже сделано не было.

— Не думаете ли вы, что совершили ошибку, не подписав в Миске соглашение об Объединенных вооруженных силах СНГ?
— Думаю. Я как президент должен был воспользоваться этим своим правом.

— Что вы думаете о событиях в Ходжалы, после которых вы ушли в отставку? Трупы ходжалинцев  были найдены недалеко от Агдама. Кто-то сначала стрелял в ноги, чтобы они не могли уйти дальше. Потом добивал топором. 29 февраля мои коллеги снимали их. Во время новых съемок 2 марта эти же трупы были скальпированы. Какая то странная игра...
— Как говорят те ходжалимцы, которые спаслись, это все было организовано для того, чтобы был повод для моей отставки. Какая-то сила действовала для дискредитации президента. Я не думаю, чтобы армяне, очень четко и со знанием дела относящиеся к подобным ситуациям, могли позволить азербайджанцам получить изобличающие их в фашистских действиях документы. Можно предположить, что кто-то был заинтересован в том, чтобы потом показать эти кадры на сессии ВС и все сфокусировать на моей персоне.
Если я заявляю, что это вина азербайджанской оппозиции, могут сказать, что я на них наговариваю. Но общий фон рассуждений таков, что коридор, по которому люди могли уйти, армянами все-таки был оставлен. Зачем же им тогда стрелять? Тем более на территории, близкой к Агдаму, где к тому времени было достаточно сил, чтобы выйти и помочь людям. Или просто договориться, что мирные жители уходят. Такая практика была все время.
Мне все время говорили, что ходжалинцы держатся, что им нужно помочь оружием, людьми, продуктами. Я дал поручение сделать это вертолетами. Однако летчики, как мне объяснили, отказались туда лететь, поскольку у них нет специальных приборов, чтобы уходить от стингеров. Так прошла почти целая неделя. Там же поблизости располагалась агдамская группировка, которая обязана была все время следить за развитием событий. Как только техника окружила Ходжалы, нужно было эвакуировать население. Еще раньше я такое поручение дал по Шуше: мужчин оставить, а женщин и детей вывезти. Это тоже законы войны: их надо спасать. Мое поведение было объективным и однозначным, я такие поручения давал, но почему в Ходжалах их не выполнили, мне неясно.
Я, кстати, несколько раз в этот период говорил с Мкртчяном, председателем ВС НКР: «Вы уложили тысячи людей, дайте нам возможность вывезти их трупы». Но он ответил, что никаких трупов быть не должно, у них есть наши люди, которых кормят, хотя продовольствия не хватает, и готовы отпустить в обмен на своих заложников.

— Когда вам сообщили об этих погибших?
— На следующий день после того, как передали, что в Ходжалах всего несколько погибших. Пришла информация министра внутренних дел.

— Кто ответствен был за эту информацию?
— Сам министр. К тому времени была создана пресс-служба при Министерстве обороны. После истории с вертолетом мы договорились, что никто не будет давать непроверенной информации.

— Считаете ли вы ответственным и премьер-министра Гасана Гасанова?
—Глава правительства, конечно, отвечает за все, хотя он от этого открещивается, говоря, что не занимается подобными вопросами. Но правительство есть правительство.

—  Вы пошли на новые президентские выборы, назначенные на 7 июля?
— Я хочу, чтобы меня оставили в покое. Не хочу, чтобы все неудачи списывали на меня, превратить в козла отпущения, как это у нас принято. Если они не сдержат данного на сессии обещания гарантировать неприкосновенность и нормальную жизнь президенту, мне придется ввязаться в политическую борьбу и собрать своих людей.

— Если бы НФА потерял доверие и народ попросил, чтобы бы вернулись, вы сделаете это?
— Если народ попросит, вернусь. Я решительный человек, но, жертвуя собой, старался продемонстрировать, что не власть главное. Я нахожусь в расцвете сил, достаточно хорошо разбираюсь в политике. Я нормальный, коммуникабельный, контактный человек. Я гуманист в душе и не жажду крови и мщения. И сегодня не нужен такой.

— Эта отставка принесла ли вам какую-то пользу?
— Во-первых, этот неприятный факт не изменил моего человеческого характера. Если полупится скова стать руководителем, я должен быть значительно более жестким и иметь в виду, что отдельные представители общества — еще не весь народ.
— Спасибо вам.

Независимая газета
№ 64 (235) 01 апреля 1992

 

назад
   
Click to enlarge photos or see source Web Site
     
Nezavisimaya gazeta № 64 (235) 01 апреля 1992
     
  Ходжалы: Хроника невиданного подлога и фальсификаций  
     

КОММЕНТАРИИ

 Загрузка...
Сайт Xocali.net создан "Инициативой по Предотвращению Ксенофобии"
в сотрудничестве с пользователями форума OpenArmenia.com
Rambler's Top100 Goon Каталог сайтов
2010-2015 © Copyright     E-mail: info@xocali.net