Հայերեն
English
Azəricə
Deutsch
Русский
Français


НОВОСТИ В СОЦСЕТИ

facebook twitter youtube



ПАРТНЕРЫ

The Armenian Genocide Museum

Open Armenia


OLD VERSION xocali.net



Интервью Эльмана Мамедова Чингизу Мустафаеву. 1992 год

Тут мы немного отвлечемся от политики и вернемся к насущным проблемам Ходжалы, узнаем, что происходило в Ходжалы, как жили ходжалынцы. Наверное, лучше всех жизнь Ходжалы и ходжалынцев мог бы описать глава тогдашнего Исполкома Ходжалы Эльман Мамедов. Вот что он в своем видео интервью рассказывал Чингизу Мустафаеву:

Чингиз Мустафаев: Эльман муаллим, вы были главой Исполнительного комитета Ходжалы.

Эльман Мамедов: Да.

Чингиз Мустафаев: Я понимаю, вспоминать все это сложно, но, если можно, расскажите про последние события, и с чего началось взятие Ходжалы?

Эльман Мамедов: Процесс оккупации Ходжалы со стороны армян начался еще с конца августа 1991 года. До того времени преимущество было в наших руках. Мы строили, создавали, превосходили, ездили в бывший Ханкенди, даже и если с охраной, но могли ездить. Армяне уже начинали чувствовать нашу силу. Но потом в республике какая то сила, по каким то причинам начала вытворять такие игры, что мы отдали преимущество во всем Нагорном Карабахе. (Думаю не трудно догадаться какая эта было сила). Села начали опустошаться, один за другим наши села начали поджигать, народ наш убивать и изгонять. Было странным то, что республиканские органы власти, органы которые должны были этим заниматься, смотрели на эту проблему как на не заслуживающую внимания, как будто, так и должно было быть. И, наконец, перед началом Ходжалинской трагедии, в последний раз в Ходжалы военные вертолеты привезли хлеб, горючее из Гянджи 13-го февраля 1992 года. С помощью этих вертолетов мы смогли переправить 200-300 женщин, детей, стариков, больных в безопасную зону. Слава Богу, что мы их вывезли тогда.

Чингиз Мустафаев: Минуточку, я извиняюсь, вы сказали про август 1991 года, до того времени в Степанакерте был ли Оргкомитет?

Эльман Мамедов: До того времени в Степанакерте Оргкомитет работал и работал неплохо.

Чингиз Мустафаев: Знаете ли, что я хочу спросить? Я хочу спросить про те изменения в политике, которые произошли после 1991 года.

Эльман Мамедов: С уходом Оргкомитета мы потеряли все преимущество. После ухода Оргкомитета остановились строительные работы, остановилось выделение денег, потихоньку все министерства начали уходить из Нагорного Карабаха. Последний раз в Ходжалы по автомобильной дороге мы ездили 30 октября 1991 года. После этой даты с 1 ноября до 25-го февраля в Ходжалы можно было попасть единственным видом транспорта, вертолетом и то, когда это было возможно. Последние гражданские вертолеты в Ходжалы летали 28 января. 4-го и 5-го февраля вертолеты привезли нам хлеба, после 9-го февраля и последний раз 13-го февраля. С 13-го по 25-го февраля 1992 года, несмотря на каждодневные обещания, что сегодня-завтра откроется автомобильная дорога и, что вот уже отправляем вам помощь, не было никакой связи с Азербайджаном. Но мы жили и терпели. 23-го февраля я открыл последние мешки с мукой и раздал каждой семье по 1-2 кг муки, чтобы дети не умерли с голоду. 24-го февраля находящимся в Агдаме властям Азербайджана с помощью раций всем слышавшим передали информацию, что по имеющимся данным, которые нам дал схваченный армянский боевик армяне в честь погибших в Сумгаитских погромов уничтожат Ходжалы и что операция подготовлена. Мы просили, чтобы нам отправили вертолеты и вывезли женщин, детей. Но никаких действий произведено не было. 25-го февраля приблизительно в 20.30…

Чингиз Мустафаев: Простите, в 25-го февраля в Ходжалы сколько людей было?

Эльман Мамедов: 25-го февраля в Ходжалы было как минимум 3 тыс. человек. Остальные были ранее вывезены по частям, в основном, дети, женщины, больные, старики. А часть мужского населения, когда-то перешедшие в сторону Агдама, не могла вернутся из-за отсутствия вертолетов.

Чингиз Мустафаев: Ясно, значит, вы заранее сообщали уже о приготовлениях армян…

Эльман Мамедов: Да, я сообщал, что ожидается нападение, и что эту операцию долго готовили и что это делалось в честь Сумгаитских событий. Приблизительно в 20.30 вечера из 366-го Степанакертского полка военная техника, а точнее такие машины как БМП, БТР, БДМ и даже танки начали окружать Ходжалы со всех сторон. Окружали они Ходжалы часа два. Заняли свои позиции. Они не приближались и стояли на расстоянии 1-1,5-2 километра. Ночью где то в 22.30, возможно ошибаюсь на несколько минут, начался обстрел.

Чингиз Мустафаев: Но видя, что вот эти танки, БТРы окружают вас почему вы не начали обстрел этих танков?

Эльман Мамедов: Для того чтобы сбивать такую военную технику и оказывать им сопротивление у нас не было не одного оружия. Ни одного! И, во-вторых, им сопротивление должны были оказать со стороны основных сил, со стороны Агдама, Шуши. Должны были обстреливать их, чтобы сбить с толку и не дать начать операцию. Мы смогли бы выиграть для себя несколько часов, чтобы спастись. Кроме того, мы считали, что не мужественно будет оставлять Ходжалы и убегать, думали, возможно, это провокация и нас хотят напугать. Но когда начался обстрел, мы почувствовали что нас уничтожат. Потому что обстрел начался одновременно со всех орудий. Земля задрожала. Невозможно было двигаться. Со всех сторон с помощью военной техники и огнемётов начали сжигать Ходжалы. Вокруг Ходжалы было много деревянных финских, чешских домов, которые и сжигали. Наши бойцы оказывали достойное сопротивление. До двух часов сопротивлялись. Много сыновей осталось там, на полях сражения.

Чингиз Мустафаев: Наверное вы знаете, что тогда по Государственному телевидению сообщили, что один человек погиб, один был ранен, а на следующий день было сообщение, что Азербайджанские силы вернули Ходжалы. Что вы думаете об этом?

Эльман Мамедов: Когда мы услышали ту новость… ту новость в которой говорилось, что в Ходжалы в результате нападения армян погибло 2 человека и армяне получили отпор и были откинуты и Ходжалы в данный момент защищается с нашей стороны, на тот момент с нашей стороны уже погибло около тысячи человек, более трехсот было взято в плен, более двухсот человек получили ранения, люди погибали и мы сидя в Агдаме слушали эти новости. Слушая новости, удивлялись, кто дает такую информацию?

Чингиз Мустафаев: А потом оставшиеся люди смогли ли выйти из Ходжалы?

Эльман Мамедов: Оставшихся людей, женщин, детей, стариков, в ту зимнюю ночь мы провели через эти ледяные реки, лесами в темноте, приблизительно прошли более чем десят километров. Когда наступило утро, мы были в 2-3-х километрах от Агдама. Но, к сожалению, никто не вышел нам на встречу и не встретил нас. Мы вышли в открытую зону, где уже не было лесов, а с другой стороны уже светало. Оказывается, армяне нас прямо там и ждали сидя на всех высотах с пулемётами. И там они нас начали в массовом порядке убивать, женщин, детей, больных, стариков, всех! Всех! Никого не пожалели. Маленьких детей убивали из пулемётов, в головы им стреляли. Это армянский фашизм. Как оказалось в мире нет фашизма хуже армянского, и мы это увидели своими глазами.

Чингиз Мустафаев: И, наконец, такой вот вопрос – многих интересует, что стало с аэропортом Ходжалы, который был единственным во всем Карабахе и имел стратегическое значение? Я хочу понять, могут ли в данный момент армяне пользоваться этим аэропортом?

Эльман Мамедов: Да, аэропорт в данный момент в руках армян, правда, самолеты еще не летят, но вертолеты уже садятся. Это наверняка. Ходжалы был такой стратегической точкой что если бы мы смогли бы сдержать Ходжалы то Карабах бы не потеряли. Ходжалы была спинным мозгом Карабаха, был опорной точкой. Потому, что мы были расположены в таком месте, где был аэропорт, ж/д, автомобильная магистральная дорога. Вот этот маленький Ходжалы с населением 5-6 тысяч человек преграждал путь на Аскеран, Агдам и т.д.

Чингиз Мустафаев: И наконец, в чем вы видите причину наших бед?

Эльман Мамедов: Я скажу откровенно, и не хочу скрывать, так как мы, скрывая свои беды, дошли до этого. Причину наших бед я вижу в бессмысленной борьбе за власть! В одной республике должен быть один президент. Народ должен выбрать одного человека, отдавать за него голоса, чтобы он умело управлял страной. И остальные должны ему помогать! Сейчас у нас такое положение, когда не знаешь, кто и чем занимается. Кто президент, кто оппозиция. Кто говорит правду, а кто врет. Непонятно, кто кому служит и у кого какие цели. В этой трагедии мы не знаем кого обвинять. Не знаем, записать на счет тех кто пытается расшатать кресло президента, пользуясь своими правами данными им президентом и которое бросили нас под пули. Или не знаем записать ли это на счет президента чтобы президент совершил суд над теми которым он дал власть а они обманули его и не защитили Ходжалы. Мы не знаем, на чей счет записать эту беду и кого история обвинит в этом.


Источник: Freeazeri.Org


назад
далее

Другие материалы по теме:

Интервью радио "Азадлыг" с Рамизом Фаталиевым

Свидетельства азербайджанцев

Аяз Муталибов: Я гуманист. В душе.

«По распоряжению властей нужно было сообщить, что Ходжалы не захвачен армянами»

То, что они показывают, - не Ходжалу

Карабахский узел попал в руки хирурга

Ходжалы: Хроника невиданного подлога и фальсификаций


Сайт Xocali.net создан "Инициативой по Предотвращению Ксенофобии"
в сотрудничестве с пользователями форума OpenArmenia.com
Rambler's Top100 Goon Каталог сайтов
2010-2015 © Copyright     E-mail: info@xocali.net